4 августа 2019 года

Questra World ✨NEWS   Новости Август (русский)

      Интервью

Александр Кестли: Всем привет, Добро пожаловать на сегодняшнюю встречу. Сегодня у меня гость, это Карл Лирцер. Мы знакомы по группам Investment Questra. У него также есть большая группа, Fivewind Info Group. Я думаю так правильно, верно?

Карл Лирцер: Спасибо, Алекс, за то, что пригласили меня к себе, я очень рад быть здесь.

Александр Кестли: Это меня тоже радует, и меня зовут Александр Кестли. Сегодня я освещу некоторые вопросы, которые мне задаст Карл, и я отвечу на них. Также будут новости, которые мы услышим позже.

Итак, Карл, у тебя наверняка есть вопросы, которые ты можешь мне задать сейчас.

Карл Лирцер: Может быть, мы начнем так: в течение некоторого времени ты являешься для нас  единственным источником информации о Questra, который у нас ещё есть. Как это случилось?

Александр Кестли: Да, это началось так, что я передавал информацию моим партнерам. Эту информацию я предоставлял в  одной Telegram группе. Это было уже год тому назад, так что это был июнь 2018 года. Конечно, каждый админ общается по-своему. И внезапно стало так, что другие захотели получать эту информацию. Этот тип общения был, вероятно, также очень приемлемым, так что я впоследствии сам открыл группу. В результате она естественно росла очень быстро. А потом кто-то неожиданно связался со мной, предложил чтобы получать информацию от руководства. Сначала это удивило меня, и я подумал, что этого не может быть, затем я проверил это, а затем просто хотел посмотреть, правда ли это.

Карл Лирцер: Были и другие администраторы, которые всегда предоставляли другую информацию. Как получилось, что теперь только ты являешься единственным рупором компании, если это можно так назвать?  

Александр Кестли: Да, единственный в настоящее временя, это правда. Были также несколько других, которые также имели информацию. Конечно, это не было приемлемо для компании в конце концов, если у неё слишком много информаторов. И в какой-то момент оказалось, что я передаю информацию, которая появляется с моей стороны, не только в Telegram, но и в группах в Facebook. И это также переводится и, конечно же распространяется на других языках. Я также думаю, что серьезность важна. Для меня Questra всегда презентабельна, и я не хочу продвигать какую-либо другую компанию. Я думаю что танцы на двух свадьбах одновременно - этого не захочет ни одна компания.

Карл Лирцер: Ты стал рупором компании, так сказать. Почему они просто не публикуют новости на своей странице?

Александр Кестли: Да, это хороший вопрос. Таким образом, если бы компания общалась напрямую, как это было раньше, то проблема, как это понимала компания, заключалась бы в том, что по юридическим причинам она слишком рисковала. И именно поэтому они теперь передают это косвенно, то есть я теперь получаю информацию, а затем передаю её дальше. Если компания будет общаться напрямую, она также может быть подвергнута прямому судебному преследованию или обвинению. „Все, что вы говорите, также может быть использовано против вас“. Они должны были признать это очень быстро, потому что были определенные проблемы, да они всё ещё есть. И чтобы в будущем не было никаких осложнений, этот подход теперь используется.

Но просто для краткости: не то, чтобы я лично извлекал из этого для себя выгоду сейчас или, тем более, каким-то образом у меня были перспективы, потому что эта информация сейчас проходит через меня.  Желание со стороны компании было, чтобы эта информация всё ещё была доступна сообществу. И именно поэтому сейчас существует этот обходной путь, по которому информтрование все ещё продолжается.

Карл Лирцер: Ты всегда утверждаешь, что получаешь информацию непосредственно от руководства. Кто на самом деле стоит за этим? От кого ты получаешь информацию, по каким каналам?

Александр Кестли: Под каналами ты имеешь ввиду каким образом - это  Ветцап, электронная почта или тому подобное?

Карл Лирцер: да

Александр Кестли: Ну, в прошлую субботу у меня была, например,  встреча в течение всего дня и я получил информацию устно. Я как правило передаю эту информацию. Или она приходит в письменном виде, или по телефону, через мессенджер, например, через Whats App.  Но я думаю, что это не имеет значения, передается ли это через Telegram, Whats App или по электронной почте и т. д. Информация, которую я получаю, передается, а в прошлую субботу  было личное общение.  
Карл Лирцер: И кто эти люди, которые дают тебе  эту информацию?

Александр Кестли: Эта информация поступает от руководства. Конечно, это на так, что  я  еду в Гонконг, а информация приходит ко мне. Это информаторр, который живет там в Азии и получает информацию. Он очень тесно связан с Андреем Абакумовым. А до этого я всегда получал от Абакумова    информацию. И теперь я получаю это от его преемника - ну я не могу назвать имена прямо сейчас. Мы знаем, Абакумова нет в компании с декабря. Но теперь от его преемника.

Карл Лирцер: Руководство в настоящее время находится в Гонконге. Можешь ли ты сказать больше об этих людях? Ты знаешь, сколько их? И какую роль ещё играет Абакумов?

Александр Кестли: Абакумова больше нет в компании. С декабря он выполнял только консультативную роль, которая сейчас завершена. Мы знаем, что его привлекали ещё для  нового сайта. И затем был также запрос на юридическую помощь. Он также перевел 40-страничное досье. Процес продолжается сейчас. И поскольку его работа завершена, его услуги тоже закончились. И ты спросил, находится ли компания в Гонконге - да, все верно. Старая компания все еще находится в Мадриде, зарегистрирована в Кабо-Верде. Но это все еще старая запись, и теперь мы знаем, что всё будет по новому, и теперь всё контролируется из Гонконга.

Карл Лирцер: Хорошо, мы вернемся к этому позже. Каков текущий статус запроса на юридическую помощь? На каком этапе мы сейчас?

Александр Кестли: Да, очень часто задаваемый вопрос. Мы должны расчитывать на то, что это займет 12 месяцев с просьбой о правовой помощи. Если это случится раньше, тем лучше. Но не имеет смысла говорить, что это продлится 6 месяцев, если это началось в мае, то  в ноябре / декабре завершится, но это было бы слишком рано. Вот почему я также выпустил предпоследнее видео, только из-за выплат, которые мы больше не можем ожидать в этом году.

Карл Лирцер: Теперь апрель 2020 года был назван датой перезапуска. Ты говоришь сейчас, может быть раньше - а может ли это занять еще больше времени?

Александр Кестли: Да, теперь пессимисты скажут, что это займет больше времени, но я говорю ещё раз, что это будет примерно во промежутке 12-ти месцев. Позвольте мне сказать так: я действительно надеюсь, что он будет готов в апреле, мне также сообщили об этом, чтобы мы могли ориентироваться на 12 месяцев. Если это произойдет раньше, тем лучше.  
Карл Лирцер: В настоящее время все веб-сайты исчезли, даже бэк-офис больше не доступен. Что нового сейчас? Когда появятся новые страницы? Как это выглядит?

Александр Кестли: Да, бэк-офиса нет, поэтому страницы были заблокированы. Между тем, также было видно, где серверы примерно стоят,  что они «гуляют» по мировой карте. Но это не столь важно. Важно то, что веб-сайты уже готовы. Хочешь увидеть, как они выглядят сейчас?

Карл Лирцер: Обязательно, как они выглядят сейчас?

Александр Кестли: Итак, сайты выполнены в типичном китайском стиле, в современном стиле и очень красочны. У одного уже есть новый герб. Нам любопытно, что это за зверь на нём будет. Пока мы знаем только быка.

Карл Лирцер: Может быть, это будет дракон?

Александр Кестли: Или мышь? - Шутки в сторону, возможно, в гербе снова будет животное.

Карл Лирцер: Итак, новые страницы готовы?

Александр Кестли: Да.

Карл Лирцер: И есть также новое имя?

Александр Кестли: Да.

Карл Лирцер: Ты уже знаете это?

Александр Кестли: Я знаю только первую букву.

Карл Лирцер: Алекс не все говорит. Что еще будет в будущем? Что ты знаешь о постоянной теме вариантов выплаты?  
Александр Кестли: Одно - это крипто, это то, что я уже упоминал. Это, безусловно, будет представлено в BTC и ETH и, конечно, другими, но, несомненно, этими двумя. Но не собственный Коин. Это в настоящее время исключено. Потом мы также знаем банковские платежы, так что перевод из банка в Гонконге придёт на банковский счет. И теперь я также узнал, что 2 онлайн-банка также будут представлены, потому что это тоже всегда была большая тема?

Карл Лирцер: Можно ли снимать через карты?

Александр Кестли: Точно. Из-за этого у нас теперь есть два банка, которые будут работать с карточками. Контракты все ещё в стадии  заключения, но я не могу назвать имена банков на данный момент. Мне разрешено делать это только в том случае, когда контракты будут подписаны.

Один из банков по-прежнему очень интересен, потому что есть номер IBAN, и он работает как обычный банковский счет, и вы сможете обращаться с ним таким же образом, т.е. вы сможете  с него делать платежи, будь то аренда, лизинг, авансовый платеж, будь то  небольшие или большие суммы, которые можно сделать с помощью этого онлайн-аккаунта.

Самое интересное, что руководитель этой компании очень опытный, он обладает всеми знаниями о банках и „омыт всеми водами“. Для нас также является преимуществом то, что мы также находимся на легальной юридической стороне, потому что это было бы слишком большим риском перемещения по территории, которая может быть незаконной или нелегальной. Но тут всё в порядке, и вы можете делать внутренние транзакции. И самое интересное: вы не видите имени. Это также известно немного по перечислениям Blockchain, поэтому криптовалюта, что у вас есть имеет только номер транзакции, но не имя.Т.е. анонимно

Карл Лирцер: Итак, мы получим новые страницы, появится новое название компании. Что произойдёт со структурами, разделёнными между Five Winds и AGAM?

Александр Кестли: Все будет возвращено. Мы знаем, что 4 компании были отдельными. И снова будет только 2 компании: маркетинговая и инвестиционная. И структуры, которые были разорваны (например, в Европе у нас больше не было партнеров из Бразилии, Азии и т. д.), воссоединяются. Структуры, которые у нас сейчас есть, которые остались, плюс структурные части, которые были «снесены», возвращаются снова.

Карл Лирцер: Итак, все будет восстановлено, как и прежде - одна компания, одна структура. Как насчет пакетов? В настоящее время они заканчиваются?  
Александр Кестли: Нет, срок пакетов не истекает, это я рад повторить. Все заморожено, то есть все стоит на месте. Если всё стоит, то ничего не работает. Самое интересное, что запланировано, это то, что  не будет инвестиционных пакетов. Когда-то было сообщение о том, что VIP-пакетов больше не будет, небольшие пакеты также должны исчезнуть. Сейчас говорят о том, что все пакеты должны исчезнуть и что будет только единый «инвестиционный пакет». Ничто не делится на разные группы, а у вас просто есть инвестиционная сумма, которую вы вкладываете. Вероятно, будет минимум, и я не знаю, какой предел наверху. Но у вас просто есть инвестиционная сумма, которую вы вложили.

Карл Лирцер: Процент в неделю и комиссия? Они диференцированы или одинаковы для всех?

Александр Кестли: Да, до этого у нас были разные комиссии: от 39% для самых маленьких до 7% для самых высоких пакетов для тех, кторые можно было обновить. В последующем будет общая комиссия в размере 10%, независимо от общей суммы инвестиций. Это очень хорошо, если это больше не зависит от размера инвестиций.

Также интересно то, что у вас больше нет пакетов на 365 дней, но инвестиции остаются. Он будут являться бессрочными и не иметь срока действия. У вас будет возможность вывести инвестиции. Конечно, будет минимальный срок, который также известен из других компаний, где это будет, будет штраф, если вы хотите снять его слишком рано. Но вы можете обойти это и подождать, пока не пройдёт минимальный срок, и при необходимости вывести частичную сумму и таким образом минимизировать штраф.

Карл Лирцер: Ну, я вижу, ты всегда очень уверен, ты тоже излучаешь это. Итак, мы можем с нетерпением ждать 2020 года?

Александр Кестли: Да, конечно! Так оно и есть. Учитывая, что компания не просто так работает. Теперь они продолжали работать, и теперь средняя доходность составляла от 5% до 5,5% в неделю. Тем не менее, мы знаем, что не начислялось на наших счетах или замороженных, поэтому сокращение капитала должно быть всё меньше. В среднем это будет около 3%, а первый расчёт, о котором я однажды говорил , что в декабре сокращение капитала составило бы всего 52%. У тебя есть ещё вопрос сейчас?

Карл Лирцер: Вопрос? Итак, заключительное слово должно бы быть сейчас „мы должны продолжать быть терпеливыми“. Мы можем с уверенностью смотреть в будущее и НЕ создавать себе  стрессы.  
Александр Кестли: Да, мы все равно часто создаём себе  стресс сами. Это мы подвергаем себя давлению и думаем так, что теперь это должно сработать немедленно, мне ведь нужны деньги. Нам всем нужны деньги, давайте посмотрим правде в глаза. Иначе мы бы никогда не инвестировали.

Я знаю, Карл, ты инвестор, я тоже инвестор, у нас нет специальной позиции, но, в конечном счете, речь идет также об информации, которую - в моем случае - я могу передать вам, чтобы помочь. Чтобы вас проинформировать, даже если многие спонсоры, попрощавшись со своим нижестоящими партнерами, занимаются другими делами, не дают больше информации, для того чтобы эти нижестоящие лица продолжали получать информацию.

И я также уверен, что вы это тоже знаете что в Гонконге скам, т.е. мошенничество, грозит смертной казнью. И если есть люди, которые говорят, что компания мошенничает и обманывает нас, просто имейте в виду, что эти люди в Гонконге, которые делают для нас работу и несут ответственность, и делают всё, что в их силах. Эта работа - это всё очень сложно, они под угрозой смертной казни! Просто чтобы вы это знали и прекратили искать виноватого за всё, это действительно требует времени, это большие деньги!

Вот почему всё стартует вместе. Это не значит, что сайт, который сейчас готов, уже  может быть опубликован. Это будет так, что, когда компания начнёт все вместе, это также будет объявлено в социальных сетях. Получим уведомления через Facebook, YouTube и другие каналы компании. Но и  я также смогу поделиться и опубликовать его в своих группах. Это будет объявлено везде.

Тогда у нас будет 4 недели времени, чтобы реинвестировать всё. Мы также знаем, что есть люди, которые больше не могут войти в бэкофис, например, забыли пароль, когда аутентификатор создает проблемы, изменяет данные и т. д.. Для этого на это время наймут много молодых китайских студентов, которые обеспечат тех.поддержку, и затем решат эти проблемы. Затем будет проверка с фейс-контролем, также с паспортом, это мы знаем от других компаний, или через почту, или где вы можете зарегистрироваться. Вы должны показать паспорт, чтобы было видно, что вы именно тот человек, затем получете новый пароль. Итак, и об этом уже подумано, даже здесь уже пытаются всё правильно направить.

Карл Лирцер: И так, мы знаем, что компания всё ещё работает, у неё уже есть название, веб-сайты готовы, они готовят всё - нам просто нужно набраться терпения.

Александр Кестли: Да, терпение - это  точно. Это важное слово в этот момент, и у нас и нет другого выбора в данный момент, и мы должны знать, что многое делается. Но общение напрямую с внешним миром,  которое многие из вас хотели бы получить по электронной почте, это  слишком рискованно. Мы не должны забывать, что есть не только люди, которые за компанию, но и люди, которые против компании, они хотят её привлеч  и т. д.  Это слишком опасная игра, слишком большой риск, если сейчас официально что-то опубликовать, и вдруг пойдёт волна исков от людей, которые не хотят видеть компанию в живых, но хотят видеть её поверженной, до того, как она откроется должным образом, хотят всё  разрушить. Но мы также должны знать, что всегда верстаются пятилетние планы.  Это очень типично для Китая. И это не её цель, - открывыть компанию только на полгода, но на  несколько лет работы и с преспективой на долгосрок.
Карл Лирцер: Да, вместо компании, за которую ты сейчас в центре внимания как рупор, очень враждебны  к тебе. Я тоже часто получаю это сам в группах, что очень несправедливо. Со своей стороны, я благодарю тебя, что ты даёшь нам эту информацию снова и снова. И я бы сказал, что мы просто выпьем за будущее, с нетерпением ждём следующего года.

Александр Кестли: Извините, мне только что позвонили. Это не совсем моя манера, чтобы видео прерывать ... Прежде чем мы официально сделаем заключение, я бы хотел отметить следующее: Когда придет время, руководство будет открыто для публики и представит себя и всех членов бизнеса, чтобы мы знали, с кем имеем дело, кто они. Например, я знаю о генеральном директоре, что он из очень уважаемой семьи, но мне запрещено пока называть имена. Когда он говорит, он может сказать только 20 слов, но тогда во всей комнате тишина. Человек немногословный, с сильной выразительностью и очень сильной харизмой. И человек, с которым я имею дело на регулярной основе, преемник Андрея Абакумова, учился в Бостоне, поэтому он говорит поанглийски и является молодым, динамичным парнем с очень хорошими идеями и видениями, и очень инновационным. Ну, я очень оптимистичен. И не забывайте, что оптимизм не означает, не очень хорошо информирован, но то, что мы извлекаем всё возможное и имеем лучшее для нашего будущего. В этом смысле, я желаю вам хорошего времени, спасибо за просмотр и спасибо, Карл, за то, что пришли ко мне.

Карл Лирцер: Спасибо Александр, спасибо за интервью.

Примечание: Вся информация дана без гарантии достоверности и любые изменения не исключены без предварительного уведомления.  Поэтому, только  сообщение в BackOffice является официальным сообщением. Все остальные сообщения являются всего лишь посреднической  информацией,  за достоверность которой, мы не берём на себя никакой ответственности!


  
Questra World ✨  Questra/AGAM/Lianora/FWAM,  Deutsch ✨  https://t.me/questraworld_de Questra World ✨International Questra/AGAM/Lianora/FWAM,  English ✨ International   https://t.me/questraworld_en https://t.me/questraworldarchive https://www.youtube.com/channel/UCLYzELIm0HHLWb6I9MuYFQ  
Наверх
array(5) { ["id"]=> int(0) ["ip"]=> string(14) "34.204.201.220" ["language"]=> string(2) "en" ["gmt"]=> int(0) ["guest_id"]=> string(32) "731c9e6eb47a0e48d838dbe032f4f4e9" }